Advertisements

Грузовики Северной Кореи

Задание редактора написать что-то интересное про автопром Северной Кореи я встретил без особого восторга. Интересно, конечно, но что можно рассказать про то, что таинственнее перевала Дятлова и Кыштымского карлика? С другой стороны, именно это и делает задачу более интересной. В процессе выяснилось, что автопром КНДР ещё более увлекательный, чем я думал раньше. Вот только информацию о нём пришлось собирать буквально по крупицам. И англоязычный сегмент Интернета в поисках практически не помог. Видимо, всё, что написано про Корейскую Народно-Демократическую Республику на английском языке, редактирует лично «блистательный товарищ» Ким Чен Ын.

 

Про Северную Корею рассказывают много баек и страшилок. Мол, и мобильные телефоны у граждан там появились только в 2013 году, и турист, который не съездит на поклон в усыпальницу Ким Ир Сена и Ким Чен Ира – Кымсусанский дворец Солнца, будет сожжён напалмом. Правду от вымысла отделить трудно, поэтому периодически я буду делать ремарки относительно достоверности информации. К сожалению, без этого не обойтись.

Advertisements

Был первым, стал вторым 

Что мы знаем об автопроме этой страны? Не так уж много. Он настолько секретен, что даже нет точных данных о том, сколько в КНДР автомобилей в год выпускают и сколько их там продают. Цифры приводят разные, но в любом случае смешные. Ёмкость рынка страны с населением в 26 млн человек оценивают в 40-50 тысяч в год, но по факту производство, конечно, таким числом автомобилей не радует. Даже крупнейший ныне завод Pyeonghwa Motors General Corp (редкой красоты совместное предприятие КНДР и Южной Кореи, причём слово Pyeonghwa переводится как «мир») выпускает что-то около пятисот машин в год. Причём каких машин: в основном это копии Fiat Albea (оно же – Хвипхарам, «свисток») и Fiat Doblo (Ппоггуки, «Кукушка»). Ещё с его конвейера выходят, например, вариации на тему Toyota и SsangYong. Справедливости ради отмечу, что в лучшие годы (приблизительно 2009—2011) объём продукции доходил чуть ли не полутора тысяч единиц в год, но потом что-то пошло не так. Чтобы выжить, часть своих машин Pyeonghwa экспортирует во Вьетнам.

Может быть, об этом заводе как-нибудь стоит рассказать отдельно, но сегодня речь пойдёт о другом предприятии – Автомобильном заводе Sungri, который до появления «Пхёнхва Моторс» был крупнейшим заводом КНДР. 

Кстати, заметили масштабы, да? 500 машин – крупнейший завод. Генри Форд в гробу перевернулся.

Возникает логичный вопрос: а почему объём производства такой мизерный? Может, им просто не нужны машины? Вот тут ставлю пометку «нарыто на просторах Сети не менее, чем в двух источниках»: за стопроцентную достоверность не ручаюсь, но всё может быть.

Итак, первая причина – это сложность приобретения личного автотранспорта. Сколько бы ни стоила новая машина, но купить её в стране, где зарплаты начинаются от десяти долларов в месяц, трудно. Вторая причина – это сложность получения водительского удостоверения. По словам некоторых туристов, общавшихся с местными (других источников нет), перед обучением на права кандидату требуется два года стажа механика или другой профессии, где он мог бы хорошо ознакомиться с устройством автомобиля. Затем последуют полгода обучения, ходить на которое надо как на работу – на полный рабочий день. 

Связано это с тем, что автопарк КНДР чем-то напоминает автопарк Кубы: очень много старья и сборной солянки. И как-то это всё надо уметь ремонтировать, потому что с сервисом есть проблемы (его там почти нет). Кстати, АЗС тоже трудно найти, а ведомственные машины предпочитают заправлять прямо в автопарках. У нас самостоятельно ремонтировать машину значительно проще из-за свободного доступа в Интернет: не знаешь – посмотрел подсказки, сделал. В КНДР свободный доступ есть только у туристов и некоторых чиновников, остальным зайти туда сложнее и дороже, хотя сейчас уже появляется и мобильный доступ, и даже интернет-кафе. Так что водитель в Северной Корее должен быть ещё и механиком. В КНДР есть четыре категории ВУ, и получить категорию на легковой автомобиль сложнее, чем на грузовик, автобус или внедорожную технику.

Грузовики Северной КореиГрузовик Sungri 58

Нет ничего удивительного в том, что личный транспорт – это роскошь. Автопрому гораздо интереснее производить то, что велела производить партия: автобусы, троллейбусы, грузовики и военные машины. Троллейбусы, кстати, лучше, чем автобусы: с бензином и дизелем дела тоже обстоят неважно. Забавно, что популярные в своё время троллейбусы Чхоллима 951 – это венгерские Икарусы 260 с вкоряченным вместо ДВС электромотором. Ну, не будет отвлекаться и вернёмся к нашему Автомобильному заводу Sungri.

Грузовики Северной КореиТроллейбус Chollima 951

Спасибо товарищам!

Sungri переводится на русский язык как «победа». А вот как это правильно произносится, я сказать не могу. Пишут и «Сынни», и «Сунгри», и «Сангри», и «Санни», и «Санги». Если кто-то знает, как более точно прочитать 승리자동차종합기업소, буду рад увидеть правильный вариант в комментарии. Я же пока буду писать Sungri. Итак, это современное название (полностью Sungri Motor Plant) завод получил в 1975. А вот основан он был в 1950-м. Тогда он назывался иначе –  Токчхонский автомобильный завод, а располагался, как следует из названия, в городе Токчхон. 

Мне не удалось выяснить, чем занимался этот завод в период с 1950 до 1958 года. Скорее всего, до 1954-го заниматься ему было нечем, кроме как ремонтом техники для Корейской войны. А с 1958 года тут начался выпуск автомобиля Sungri-58. За этот автомобиль корейские товарищи должны сказать большое спасибо товарищам из СССР: Sungri-58 – довольно точная лицензионная копия нашего ГАЗ-51. Этот же грузовик, но под именем Yuejin NJ130, как многие знают, в те же годы стал первым автомобилем, собранным в Китае. 

Информации по автомобилям из КНДР очень мало, поэтому я хотел бы сказать спасибо Андрею Трубину, который в своём паблике «Автомобили из КНДР и других экзотических стран» собрал почти всю доступную информацию по этим машинам и разрешил использовать её для подготовки этого материала. Кое-что я, конечно, буду дополнять, но львиная доля информации – заслуга Андрея. 

Итак, Sungri-58. Честно говоря, это один из немногих автомобилей Sungri, которые был выпущен по лицензии. Частенько машины просто покупали, разбирали, внимательно разглядывали и собирали такую же, но свою. Но с СССР Корея дружила. Поэтому и корейский Sungri-58 был лицензионным.

Грузовики Северной КореиSungri-58

Отличий от нашего ГАЗ-51 было не так уж много. В первую очередь заметна другая решётка радиатора, а вот остальное… Тут получается забавно: очень растиражирована информация о том, что у Sungri-58 в подвеске стояли «более слабые пружины». Кто-то это ляпнул, остальные перепостили. Если автор перла найдёт в рессорной подвеске ГАЗ-51 (или Sungri-58) пружины, я очень удивлюсь. Ещё более смешно звучит рассказ на просторах Сети о «неэкономичном дизеле». На этой машине был один мотор – ГАЗ-11. И он бензиновый. В общем, всё остальное – домыслы.

А вот один факт подтверждается многочисленными снимками: корейцы очень любили газогенераторные варианты Sungri-58, работавшие на дровах. Связано это не только с дефицитом бензина, но и с жутким расходом топлива, который, судя по отзывам, у корейской машины получился даже больше, чем у ГАЗ-51, из-за низкой культуры производства. В частности – карбюратора. Так что газогенератор пришёлся кстати.

Грузовики Северной Кореи Грузовики Северной КореиГрузовики Северной Кореи

Sungri-58

​Выпускали эту машину очень долго – до 1979-го года, выхода модификации Sungri-58KA. Так же, как и в случае с ГАЗ-51 в СССР, на базе Sungri-58 был выпущен автобус, удивительно похожий на наш ГЗА-651 (и его модификации с ПАЗа и КАвЗа с «мордой» от ГАЗ-51/51А). На практически единственной фотографии этой «коробочки», которая гуляет по просторам Интернета, на боковине капота видна та же надпись Sungri-58, так что индекс модели, к сожалению, установить не удалось. 

У корейцев есть одна причуда: давать модели индекс, совпадающий с годом старта производства. Поэтому посмотрим на следующий автомобиль, выпуск которого начался на три года позже, чем выпуск Sungri-58, на Sungri-61. Ничего не напоминает? Ага, это полноприводная версия 51-го «газона» – ГАЗ-63. Тут добавить нечего.

Грузовики Северной КореиSungri-61

Нам всегда казалось, что ГАЗ-51 – это какой-то советский долгожитель (его выпускали с 1946 по 1975 год). Корейский брат его почти переплюнул. Нет, официально в 1979 году вышло новое поколение – Sungri-58KA. Внешне машина выглядит новой и не похожей на ГАЗ-51. Да и на наш ГАЗ-52 она тоже почти не похожа – кабину корейцы слепили свою. Но вот внутри этого Sungri-58KA стоит всё тоже шасси Sungri-58. Помните, нечто похожее было с ГАЗ-52, который был переделанным внешне ГАЗ-51, но недоделанным внутренне ГАЗ-53? Вот тут тоже самое. И выпускали эту кракозябру очень долго. Только никто не знает, сколько именно… Кто-то пишет, что он стоит на конвейере до сих пор, но, скорее всего, это не так: сейчас существует более свежее поколение. 

Производство Sungri-58KA пришлось на расцвет самого завода. В начале 1980-х Sungri Motor Plant выпускал до 20 тысяч автомобилей ежегодно, а вот к концу 90-х едва осилил выпуск 150-200 машин в год. Тем не менее даже в 2009-м году лично Ким Чен Ир ещё помнил старый добрый Sungri-58. Есть даже сообщение Центрального телеграфного агентства Кореи от марта 2009 года: «В ходе визита руководитель страны высоко оценил заслуги работников предприятия, отметив, что они "внесли большой вклад в экономическое развитие страны" <...>. Визитной карточкой предприятия остается его "первенец" – грузовик "Сынри-58" <...>.  В начале 80-х годов завод "Сынри" прервал традиционные связи с советскими предприятиями и начал самостоятельно модернизировать выпускаемые модели».

Вот так вот: взял и прервал связи… А Sungri-58KA на базе ГАЗ-51 выпускал ещё лет 20 минимум. 

Грузовики Северной Кореи Грузовики Северной КореиГрузовики Северной Кореи

Sungri-58KA 

А вот что выпускают до сих пор, так это полноприводную версию Sungri-61NA. Начали выпуск этого автомобиля в 1979 году, но лучше с тех пор ничего не придумали, поэтому выпускают его и сегодня. В первую очередь – для армии. Но в народном хозяйстве КНДР ему работы хватает. Технически это всё тот же ГАЗ-63, но с кабиной, похожей на кабину Sungri-58KA. 

Я упомянул о том, что некоторые ошибаются, считая, что Sungri-58KA образца 1979-го года до сих пор стоит на конвейере. Думаю, ноги у этой ошибки растут из того места, которым корейцы проводили рестайлинг этой модели в 2008 и 2009-м годах. С этими машинами разобраться очень трудно.

Начнём с того, что 2008 год – цифра весьма условная. В этот год машину кто-то заметил на дорогах, но когда она была выпущена, не знает, наверное, и сам Ким Чен Ын. Скорее всего, она появилась лет на 10-15 раньше, но тут всё из области догадок. Задача выяснить год появления этих машин становится нерешаемой ещё и из-за того, что в эти годы выпускали очень мало машин, и их появление на дорогах могло остаться просто незамеченным. Особенно с учётом большого количества очень живучих Sungri-58KA. 

С точки зрения техники тоже ничего не ясно. Есть мнение, что грузоподъёмность выросла с двух до двух с половиной тонн, но на чём оно основано – совершенно непонятно. Какой там стоит мотор – тоже неизвестно. Логично предположить, что какой-нибудь китайский, но, с другой стороны, Sungri-61NA с двигателем от ГАЗ-51 выпускают до сих пор, так что есть вероятность, что и в этой машине 2008 (или не 8-го) года стоит всё тот же клон мотора ГАЗ-11. 

Грузовики Северной КореиSungri-61NA 

Я бы склонялся к китайскому мотору: у всех машин с клонами ГАЗ-11 есть очень много фотографий с газогенераторными установками, а вот у более новых я таких не видел. Может быть, дело в более экономичных новых моторах? Не знаю. Может быть, дело в том, что и фотографий этих более новых машин тоже толком нет.

Рестайлинг 2009-го года хотя бы можно точно датировать: тут были какие-то даты из корейской прессы. Но на этом всё. Шасси, мотор и всё остальное – коты в мешке. Единственное, что известно достоверно – тут появились пластиковые элементы: решётка радиатора и ободки фар. Вот такой вот он загадочный, грузовой автопром КНДР.

Ну а в нынешнее время Sungri Motor Plant полюбил копировать китайские грузовички. Что-то свистнули у Foton, что-то у Sinotruk, но какой-то достоверной информации об этих машинах нет. Кроме той, что на некоторых из них стоит американский дизельный мотор, изготовленный в Китае – Cummins ISF3.8S. Без намёка на тонкий троллинг напомню, что такой же мотор до последнего времени ставили на часть ГАЗ-3309, а родственный Cummins ISF 2.8 того же происхождения стоит на современных Газелях Некст.

Ещё не всё!

На этом пока не буду ставить точку: в автопроме Северной Кореи есть ещё много интересных страниц. Белых пятен, к сожалению, ещё больше, но что поделать. И всё-таки тему продолжим. Есть у этих товарищей и другие грузовики, и другие заводы, некоторые из которых выпускали ещё и забавные легковые автомобили. Например, Mercedes-Benz 190 с мотором от 21-й Волги. По-моему, это интереснее, чем «бэби-бенц» с 1UZ-FE, не так ли?

Источник: kolesa.ru